Человек, который жил
Автор: Дарья__
Ссылка: http://www.creative.su/items/11666
Добавить в избранное (в избранном у 1 человека)
Опубликовано: 2013-01-11

Не обессудьте, писатель из меня никудышный, куча ошибок...Но просто прочтите))Мне будет приятно.

ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ЖИЛ.

***
…меня растила одна мама. Папу я почти не помню, он бросил нас, ещё когда мне не было и года, может боялся ответственности, может не любил маму, а может ему было всё равно. Но мне хватало её любви. Она любила меня так, словно стремилась заполнить пустое место, предназначенное для любви отца. Я старался отвечать ей тем же. Помню мамины руки: маленькие, всегда тёплые, пахнущие хлебом, парным молоком и сеном…
У меня был друг Эндрю. Мы частенько с ним гуляли…а однажды он заболел туберкулёзом. Я заразился и долго скрывал это от мамы, но вскоре, меняя бельё, она обнаружила обман. Эта картинка очень ярко отпечаталась в моей памяти: мамины худые руки сжавшие грязный комок полотенец, покрытых бурыми пятнами, её дрожащие губы и большие блестящие глаза, совсем кукольные, страшно смотрящие на меня-одновременно с болью и упрёком…Эндрю умер. А вскоре и я стал совсем плох-захлёбывался кровью и уже даже не мог встать. Мама молилась за меня каждый день-даже по ночам я слышал её плач и горячие слова молитвы, с шуршанием вливающиеся мне в уши.
И я выздоровел. Божьей ли помощью, маминой любовью или собственными усилиями, но выздоровел.
В 1898 году умерла моя мама. Пока она лечила меня, успела подхватить вирус. Мне было всего двенадцать. Никаких родственников у меня не было и, чтобы выжить, я выполнял какую-нибудь мелкую работу, за которую сразу же платили. Жил я впроголодь. Счастьем было для меня ухватить краюшку хлеба, в основном я перебивался рисом, который тогда стоил дешевле всего…Тогда-то я и познакомился с ней. Она стала самым дорогим человеком…единственным человеком на большой период времени, который понимал, хотя нет…скорее хотел меня понять.
Во время очередной работы-разгрузки ящиков с крупой, я услышал чьи-то жалобные всхлипы и побежал на помощь. На земле лежала девочка лет десяти. Я ярко запомнил её большие испуганные синие глаза и разметавшиеся по грязи длинные белокурые волосы. Её видимо завалило ящиками с большой стопки, когда она попыталась вытащить один. Я кинулся поднимать ящики, но тащил их мучительно медленно! Девочка посинела и уже почти задохнулась, когда подбежали двое рабочих и помогли мне убрать остальные ящики.
-Она не дышит!-испуганно прошептал один из мужчин. Но тут девочка закашлялась и открыла глаза. Она улыбалась. И смотрела прямо на меня.
С того случая мы были неразлучны. Её звали Элис, она была немного младше меня и нам было весело вдвоём. Уже тогда в этой маленькой одиннадцатилетней девочке было что-то безумно…взрослое что ли? Когда я смотрел в её ярко-синие глаза, то сразу вспоминал свою маму. Хотя у моей мамы они были карими…Но всё же…
***
-Элис! Элис! Там котёнок на дороге! -вдруг закричал Джонни и начал трясти Элис за плечо. Она подняла глаза, недоумевая отчего он так расшумелся.
-Его же машина собьёт! Нужно убрать его оттуда!-чуть не плача говорил мальчик.
Элис вздохнула и ,что-то бормоча себе под нос, вышла на середину дороги. Чёрный котёнок с белым ушком радостно подбежал к ногам девочки и начал к ней ластиться. Элис взяла его на руки и поддерживая под лапками приблизила его мордашку к своему лицу. У котёнка тоже были большие синие глаза.
-Элис, ну чего ты там стоишь? Уходи с дороги!-взволнованно крикнул Джон.
-Вот он глупенький, да ,малыш?-хихикнув котёнку в белое ушко, прошептала Элис и всё-таки ушла с опасного участка.
Джонни расслабился и протянул руки к котёнку. Элис передала малыша ему.
-Кто у нас тут такой пушистый и милый?-пощекотав котёнка, улыбнулся Джонни. Тот довольно замурлыкал и зажмурился.
На следующий день котёнка сбила машина.
***
-Иногда я думаю,-как-то сказала Элис,-что люди-это большой комок страстей, заключённый в яичную скорлупу. Вот так мы живём, живём…А потом вдруг раз! И скорлупа трескается…
-И что там, за этой скорлупой?-помнится, спросил я,-Смерть?
-Я думаю… там новый мир. А не жалкое его подобие, ограниченное стенками яйца…Всё наше существование в яйце-это всё мелко, эмбриональная стадия развития. А там, за спасительной скорлупой настоящий мир. Мир, в котором не нужно теснится-можно раскинуть крылья!
-Мне и в скорлупе с тобой неплохо,-хмыкнул я, отбрасывая её волосы и приникая губами к тёплой шее. Мне было девятнадцать, ей семнадцать. Мы были парнем и девушкой, знали о сексе не понаслышке и разумеется были уже намного больше чем друзьями…Я понимал, что наша любовь не равносторонняя. Я-страждущая сторона, она же-принимающая. Я хотел её, любил её…Внешне она казалось бы чувствовала то же самое, но…любой любящий человек ощущает объект своей любви, все его желания, страхи, малейшие полуоттенки чувств…Так вот, я с уверенностью мог сказать, что Элис меня не любила, и даже, возможно, совсем не хотела. Я боялся заговаривать с ней об этом, потому что подсознательно чувствовал, что не стоит. Она и так была в моих руках как доверчивая бабочка, роняющая на тёплые ладони золотистую пыльцу. И она упорхнула…Куда-то исчезла. Просто однажды утром она больше не пришла ко мне.
Я остался один.
***
Весна 1910 года была особенно яркой. Уже с начала марта расцвела зелень, начали летать бабочки.  В голове у Джонатана Фаррена что разноцветно клокотало и бурлило, настойчиво просясь наружу.
Забавно, как тоска заставляет людей самосовершенствоваться…С ухода Элис прошло пять лет. Джонатан замкнулся в себе, ни с кем не общался, даже из дома выходил только для того, чтобы купить продукты. Всё это время он жил не просто отшельником в доме-он жил внутри себя. Где-то там, на задворках сознания, он вспоминал её улыбку и синие глаза. Одновременно такие родные…и такие холодные. Джонатан много читал. Вскоре ему самому захотелось написать хоть что-нибудь. Дикая щекотка где-то внутри его головы не давала покоя. Но он не мог ничего написать, сидя дома. Четыре года он жил лишь воспоминаниями и не получал новых впечатлений. А на одних воспоминаниях, естественно, далеко не уедешь. И он решился выйти. Вспомнил одну полянку, на которой растут чуть ли не стогами ромашки. Маленькие такие, с жёлтыми солнышками-серёдками. Помнится, они с Эндрю любили там играть, а мама всегда ругалась, что не может его дозваться оттуда. Мама, мама…
Ветер играл зелёными листьями большого раскидистого дуба. Макушка дерева настойчиво рвалась в облака, но держали исполинские корни… Джонатан сидел на одном из них и задумчиво грыз карандаш. У него был творческий ступор: вдохновение, навеянное весной было, а вот идей не было… Только это омрачало его радостный день-день выхода из серой удушающей комы. Лёгкие радостно вдыхали ромашковый запах, а цветущая полянка радовала глаз…
Возле дуба что-то зашелестело. Сначала Джонатан подумал, что это листья, но потом слух безошибочно определил звук сминаемой бумаги. Джонатан тихонько обошёл дуб и увидел девушку, лет двадцати, яростно сжимающую листы и швыряющую их на землю.
Каштановые волосы, чуть ниже плеч, щекотали ей ключицы.
-Эй!-воскликнула девушка, обернувшись и заметив его, прислонившегося к шершавой коре,-Откуда ты взялся?
-Я твой сосед,-хмыкнул Джон и, увидев недоверчиво прищуренные глаза девушки, добавил,-Я с другой стороны дуба сидел, причём довольно долго. Забавно, что мы не заметили друг друга, да?
Девушка наконец улыбнулась. На щеках появились милые ямочки, а зелёные глаза заблестели. Джонатан поймал себя на том, что любуется ею.
-Да…Забавно,-снова улыбнулась девушка и протянула ему руку,- Кэтрин Эрнст.
-Джонатан Фаррен,-представился Джонни и аккуратно пожал такую маленькую, по сравнению с его, ладошку.
-И что же забыл тут возле старого дуба Джонатан Фаррен?-хмыкнула Кэтрин.
-Я пришёл почерпнуть пару идей…Хочу что-нибудь написать.
-Писатель значит?
-Нет, просто для себя. Любитель.
-Понятно…
-А что возле старого дуба здесь делает красивая девушка, причём совершенно одна? Не боишься, что на тебя нападёт какой-нибудь зловещий незнакомец?
-Ты что ли?
-Нет, я вроде бы не особенно зловещий…Кто нибудь другой.
-Ну теперь я не одна…Ты же меня защитишь?
-Ото всех. Кроме себя…Так что ты тут делаешь?
-Пытаюсь нарисовать что-нибудь стоящее.
-Художница?
-Нет, любитель,-хитро улыбнулась Кэтрин.
Вскоре они уже разговаривали так, как будто были знакомы давным-давно…
-А знаешь,-задумчиво смотря куда-то вверх, сказала девушка,-Я придумала о чём тебе написать!
-О чём?-светло-карамельные глаза юноши выжидающе посмотрели на неё.
-О нашей встрече,-девушка легла на траву и вытянула руки,-О соседях по дубу…Оригинально по-моему. Необычно. И нарочно такое не придумаешь.
Джонатан благодарно посмотрел на неё и на несколько секунд задумавшись, начал что-то писать.
Девушка посмотрела на его возбуждённо-взволнованное лицо, быстро чёркающий карандаш и улыбнулась.
***
Я всегда умел чувствовать людей. Просто посмотреть на человека и примерно сказать что он из себя представляет. Наверное, именно поэтому у меня почти не было близких людей. Потому что я чувствовал когда мне врут…Кэтрин мне не врала. Даже больше-она была открыта настолько, что я мог её читать, как какую-нибудь интересную книгу.
«Однажды я понял, что она любит меня. За те два года, что мы знакомы, она ни разу даже не намекнула о своих чувствах, но её глаза цвета молодой травы при виде меня вдруг ещё больше зеленели, а щёки заливал предательский румянец. Я её поцелую. Непременно. Я хочу доставить ей радость.»
-Ты меня хочешь?-вдруг спросила Кэтрин. Странный вопрос, учитывая то, что пять минут назад мы самозабвенно кувыркались на нашей полянке. Она провела рукой по моему вспотевшему лбу и её пальцы запутались в моих волосах. Возникло странное ощущение, как будто  в них поселились маленькие человечки…
-Разве ты ещё не убедилась в этом?-проводя по её губам сорванной ромашкой, спросил я.
«…тёплый ветер играл полами её расстёгнутого платья, а солнце, которое она загораживала, создавало вокруг неё золотистый ореол…Нет, она не бабочка…»
Она наклонилась ко мне так близко, что я ощутил на вкус её дыхание. Мне сразу вспомнилось пшеничное поле. Струящиеся волны защекотали мне лицо и наши волосы перемешались в каштановый водопад…
-Ты же меня совсем не любишь,-она грустно посмотрела мне прямо в глаза,-Не любишь же…Я вижу. Когда ты так близко, со мной говорят твои глаза.
«Бабочки, бабочки…Они кружатся над ромашками и улетают. От меня. Одна бабочка всё ещё не вылетела из моего сердца…Бедная бабочка…или бедное сердце?»
***
Кэтрин стала встречаться с Габриэлем Бором. Не прошло и двух месяцев, как они поженились, потому что Кэтрин забеременела. Я был приглашён на свадьбу, но не пришёл.
Кэтрин никогда не могла мне врать. Фальшивое счастье, горевшее в её глазах, когда она была с Габриэлем, могло обмануть только его. Я же наизусть знал все выражения её глаз, каждую ресничку, каждую родинку на её теле…Я не хотел видеть, как возле алтаря умирает Кэтрин, которую я знал.
«Я знаю, что сам виноват в том, что она несчастна. Но тут срабатывает принцип: либо ты, либо кто-то другой. Она помогла мне снова научиться дышать, снова жить! Я дал ей взамен лишь свою душу и тело, но сердце дать не смог. Чтобы подарить его кому-то нужно сначала вытряхнуть из него эту бабочку. Чёртову бабочку, мешающую мне любить…»
***
Вскоре у Кэтрин родился сын-Дэнни. Малыш с каштановыми кудряшками и кофейными глазами, в которых плескались зелёные крапинки. Но Кэтрин не выдержала родов и умерла…
По оконному стеклу бежали капли дождя. Почему-то всегда идёт дождь, когда кто-то умирает.
Джонатан сидел за письменным столом, невидящими глазами уставившись сквозь чистый лист. Кэтрин. Кэтрин с милыми ямочками. Джон был почему-то уверен, что малыш будет похож на маму.
Она вышла за пределы своей скорлупы…В новый мир, как говорила Элис. Интересно, какой он, этот мир?
В дверь тихонько постучали. Джонатан не глядя открыл дверь.
-Привет, Джонни,-сказала стоящая на пороге Элис.
«Она появилась. Я столько раз мысленно представлял себе это, что когда всё случилось на самом деле, я был ошарашен. Она стояла на пороге, а по её лицу бежали капли дождя. Мне казалось, что они как мои мысли-бегут одна за одной, сменяя друг друга, сливаясь и снова расходясь.
Но бабочкам же нельзя под дождь! Они не смогут больше летать…»
-Я здесь,-зачем-то сказала Элис. Джонатан протянул руку и его пальцы застыли в сантиметре от её щеки. Она улыбнулась, взяла его руку и коснулась ей своего лица. Её кожа была холодной наощупь, но Джонатан отчего-то чувствовал тепло. Бабочка чуть встрепенулась.
-Ты здесь,-эхом повторил Джон и, потянувшись к ней, нырнул в её мокрые волосы.
***
С утра Джонатан тихонько, чтобы не разбудить Элис, отправился нарвать ей цветов и…столкнулся в дверях с Габриэлем.
-Я нёс его…Это тебе,-хрипло сказал он, протягивая Джону письмо. Габриэль был ужасно бледен, у него были синие губы и заплаканные глаза, окаймлённые сине-чёрными кругами.
-Что с тобой?-испуганно спросил Джонатан, хватая его за плечо,-Что случилось?
-Дэнни…-начал Габриэль и заплакал,-Дэнни умер. Задохнулся ночью.
Глаза Джонатана расширились. Муж Элис, сотрясаясь от рыданий, повернул прочь. Джон вдруг вспомнил, что держит в руке письмо. Он развернул его и начал читать:
«Дорогой Джонатан!
Я полюбила тебя ещё с того первого дня, когда мы встретились. Жаль, что не взаимно…Ты особенный. Я вышла замуж за Габриэля не из мести или отчаяния. Я была беременна. От тебя. Но мне не хотелось привязывать тебя к себе ребёнком. Даже Габриэль думает, что я беременна от него. Я почему-то уверена, что у меня родится мальчик-твоя копия в миниатюре…А хотя?...Может быть и девочка. Главное, чтобы были твои глаза. Я их очень люблю. И допиши рассказ. Даже если я не прочитаю, просто допиши! Мне приятно что там, среди страниц, которых касались твои тёплые пальцы, есть строки обо мне…
Врачи сказали, что я врядли переживу роды и поэтому я написала это письмо. Хочу чтобы ты узнал правду, если…если мне немного не повезёт…Поцелуй нашего ребёнка от меня.
Я тебя люблю.»
Джонатан выронил письмо и застыл. А потом вдруг бросился бежать. Он бежал мимо домов, мимо стогов сена, мимо их с Кэтрин полянки…и вдруг остановился. Стояла толпа людей. Джонатан пробился сквозь неё и увидел мертвеца. На старой ели, чуть покачиваясь, висел Габриэль.
***
«Вокруг меня гаснут фонарики. Это люди. А вокруг фонариков всегда летают бабочки.»
-Кто ты?-тихо спросил у улыбающейся Элис Джонатан,- Умирают люди. Все люди, которые были мне близки. Кроме тебя. Зачем ты вообще ко мне пришла?
Она продолжала улыбаться. Джону вдруг показалась, что она нарисованная. Сейчас он может брызнуть в неё водой и её улыбка растечётся как акварель.
-Вопросы, вопросы…-Элис провела пальцем по губам,-я пришла, чтобы забрать тебя. Твоя скорлупа давно треснула.
-Ты Смерть?-спокойно спросил Джонатан.
-Да,-ответила девушка и её раньше ярко-синие глаза разом стали серыми, как будто из них выкачали весь цвет.
-Почему именно сейчас?
-Это очень интересная история,-улыбнулась Элис и заправила прядь светлых волос за ухо,-Смертям предоставляют списки с людьми, которые должны умереть-там точно указаны год, месяц, день и время смерти…Помнишь туберкулёз? А своего друга Эндрю? Так вот,-Смерть зашептала, касаясь губами его уха,-его в списках не было…зато был ты. У Смертей существует исключительное право вето, которое можно использовать только один раз! Это своеобразная сделка-Смерть не даёт умереть человеку за счёт жизней других людей. Списки смертников пополняются, а тот, кто бы давно лежал в могиле, спокойно живёт. Но есть одно но: когда Смерть использует вето, её помещают в человеческое тело до тех пор, пока человек, которого она пощадила, не умрёт…Когда я посеяла туберкулёз в твоих лёгких и лёгких Эндрю, я задумалась: почему он достоин жизни, а ты нет? У тебя были очень красивые глаза, когда ты умирал. А мы, Смерти, не чужды ни жалости, ни прекрасному…Не раздумывая больше, я применила вето…Девочка Элис, которую ты нашёл…Она задохнулась. И её место заняла я,-Элис вдруг замерцала и превратилась в Эндрю, потом в его маму, в Кэтрин, Дэнни, Габриэля и поменяла ещё сотни лиц, жизни которых она собирала для него, а потом снова стала собой,-Но сегодня я должна забрать тебя. Потому что Элис заболела чумой. Если это тело умрёт, я умру тоже…Спаси меня, как я когда-то спасла тебя!
-Сделай ещё одну вещь для меня,-попросил Джонатан,-всего одну.
Смерть кивнула.
***
Рано утром, на следующий день после похорон Джонатана Фаррена, на могилу Кэтрин Эрнст пришла белокурая девушка, дрожащая от боли. Чумные ранки и почерневшие конечности мучили её тело и прижимали к земле. Но она обещала. Девушка положила на надгробие стопку листов и, воздев лицо к небу и закрыв глаза, рассыпалась на сотни золотистых бабочек.
На последнем листе, выводимая невидимой рукой, появилась запись:
«Я любил Смерть. Она часто заходила ко мне в гости и сразу уходила, потушив крыльями очередной фонарик. А сегодня фонариком был я. Она подошла ко мне, коснулась моей щеки чёрными кончиками пальцев и, дохнув пыльцой, поцеловала. Скорлупа распалась окончательно. Впереди что-то новое, манящее! Я вышел из яйца усыпанный золотистой пудрой…Может я стану бабочкой…?»
Ветер дохнул воспоминаниями, и листы, лежавшие аккуратной стопкой, разлетелись во все стороны. Теперь никто не узнает историю Джонатана Фаррена…
Просто листы  тоже хотят вверх. Хотят в небо. Тоже хотят быть бабочками.


КОНЕЦ
Просмотров: 2073 





Отзывы

_overdrive_     Янв 11, 2013 - 22:12    [ постоянная ссылка ]
_overdrive_
очень понравилось! как говорится, пишите ещё)
+  –

Дарья__     Янв 11, 2013 - 22:16    [ постоянная ссылка ]
Дарья__
спасибо))буду стараться))
+  –




Для добавления комментариев нужно зарегистрироваться

Информационные спонсоры

 

; ;
 

Кто на сайте

acciaalic

Теги

грусть  любовь  философия  жизнь  импровизация  креатив  Фортепиано  FreePlaying  музыка  графика  карандаш  сюрреализм  девушка  пастель  живопись  акварель  реализм  холст  природа  небо  бумага  пейзаж  фото  этюд  портрет  гуашь  Вселенная  люди  город  граффити  иллюстрация  пленэр  лето  рисунок  Ручка  фотошоп  море  творчество  сон  масло  компьютерная графика  Перо  набросок  снег  зима  время  осень  окно  весна  вода  сказка  власть  россия  горы  река  Москва  утро  стихи  дождь  юмор  миниатюра  сказки  creative  ассоциации  кот  Тушь  свет  солнце  лес  ночь  Луна  космос  фотография  зарисовка  цветы  закат  Натюрморт  мистика  животные  реализм.  деревья  поэзия  вечер  гелевая ручка  цветные карандаши  ручки  дпи  общество  архитектура  акрил  птицы  человек  макро  фантастика  искусство  Арт  Гога  картина  дети  стих  кошка  creative.su  скетч  планшет  букет  художник  конкурс  Павел Яковлев  onegogia  Февральские недели  картины  пластилин  Самара  Art  Summer emotions  стихотворение  александр карасев  елец  графика швондерева  социум  Портретная графика  самоорганизованные конкурсы  ню  городской пейзаж  всенародное оповещение  лавизм  Константин Лорис-Меликов  Лорис-Меликов  wacom  наброски  роспись стен  впечатления  Сюжетная живопись  Столбова анастасия  арт брют  Цифровая живопись  Наталья Малышева  Александр Щусь  prosti84  Предчувствие В  picolinogallery  picolino  политика  Lee Ho Rvipereponki  Мировая архитектура  Некто М  DocGrandPiano  artrage  Золотая субъективность  Креативщики  ВАНГОГИКСКИЙ КЛУБ  ПЛЕНЭР- 11  наброски Гоги  пермь  фотоконкурс 2011  блог  Константин  визуальное столкновение  Лиза Рэй  Дама из Амстердама  Мобильная фотография  аутсайдер арт  ПЛЕНЭР- 12  КАРАНДАШНЫЙ КОНКУРС  Краски осени 2012  шамонин  ДЕКАРТ  Роза Савинова  Сергей Шувалов  импрессионизм  душа на бумаге  ОСЕНЬ ГОРЯЧА  ВЫЗЫВАНИЕ СНЕГА!!  Вызывание В-2014  ПЛЕНЭР-14  КОНКУРС МАЛОЙ ФОРМЫ  Признаки лета  аудио  непознанное  ФОТОПЛЕНЭР-14  тайны  загадки  КОНКУРС НЮ  акв.карандаши  скетчи  ПЛЕНЭР-15  ПРИЗЫ  рисуночныймарафон  осенниймарафон  ЛИЦА ДОМОВ  купить  водяной  идеал-цивилизм  строй  цивилизация  Летний дневник  Кама  графика поздней осени  creative24  КОНКУРС МАЛОЙ ФОРМЫ 2 
 
 


спонсорский блок: